Я жил в страхе, радости не было

Рос я единственным ребёнком в семье. Мама работала фельдшером на скорой помощи. Отец работал в Улётовском райкоме партии. В материальном плане я никогда не чувствовал ни

в чём недостатка. Учился в музыкальной школе и закончил её. У отца было много разных книг по научному атеизму, марксизму и я с интересом читал их. В седьмом классе законспектировал диалектический материализм Маркса. Как-то отец сказал мне: "Есть учёные люди, которые могут доказать, что Бога нет". Эта идея мне очень понравилась. Я тоже захотел заняться чем-нибудь подобным. Объяснять людям правду. Я не хотел, чтобы "люди жили в темноте", верили в иллюзии насчёт церкви, загробной жизни, Бога и т.д. Отец являлся для меня очень большим авторитетом.

Затем, после 9-го класса поступил в музыкальное училище. В это время меня стал мучить вопрос о смысле жизни. "В чём этот смысл? Есть ли другие миры, где-то там за звёздами? Есть ли другие какие-то цивилизации?…" Так эти вопросы возникли и остались без ответа.

А затем была армия… Там произошёл такой случай. Я служил в Среднеазиатском Военном Округе, в Казахстане, в Джамбульской области. Был месяц июль и была большая эпидемия дизентерии. В учебная рота, в которой я был, было около 150 человек. Из них только 40 остались здоровыми. Заболел и я. Меня положили в изолятор.

Слабость… Еды практически не давали. Вернее её не было. Изолятор был сильно переполнен. Помещение было рассчитано на 60 человек, но во дворе лежало ещё 150 не поместившихся. Пищи приходило только на 60... Очень хорошо запомнилось постоянное чувство голода.

Я лежал в одной палате с ещё тремя ребятами. Двое были так слабы, что не могли встать. К нам приходил выздоравливающий солдат и наводил порядок, мыл полы, выносил судна, ухаживал за нами. Лицо у него было всё в сильных гнойниках. Из-за этого он не брился и на лице была щетина. Как-то он пришёл к нам в палату с веником. Мы стали его уговаривать: "Да ладно, ты отдохни, не мети". Солдат сказал, что старается для нас…

Солдат также приносил нам еду. Сколько давали на всех. Мало… Мы воспринимали это как должное. Дескать, он на то и поставлен, чтобы носить. Но один раз он принёс три порции. Две были положены для нас четверых, а одна для него. Солдат сказал, что отдаёт свою порцию нам. Он улыбался… Это было так странно, так неестественно в этой тяжёлой обстановке, когда не было еды и каждый хотел есть. Ребята, что не вставали, вдруг встали и начали кушать. Всех нас это так поразило! Это было немыслимо! Он был такой же голодный как и мы, с нашего призыва, и… проявил к нам такую любовь! С тех пор я навсегда запомнил этого человека.

Затем армия закончилась. Я продолжал учиться в музыкальном училище. Стал как-то по другому смотреть на людей, на их поступки. Шли годы. Меня всё больше постигало разочарование в людях… Разочаровывали девушки, которые курят. пьют, матерятся… Но вместе с тем, я сам начал попивать. С друзьями-единомышленниками мы пили и обсуждали все наши проблемы. В этом я находил утешение. В наших разговорах я постоянно приводил в пример тот случай в армии. "Какой человек! Какое добро он сделал! Таких людей я ещё не видел!" Только потом, спустя годы, когда я уже стал христианином, я понял, что тот человек был верующий…

Время шло, а конфликт внутри меня всё больше обострялся. "Где же истинный смысл в жизни человека!? К чему человеку стремится?" На этот вопрос никто не мог дать ответа.
Я читал Сократа, философию, размышлял…

Первый раз о Христе я услышал в 1988 году, когда к нам в музыкальное училище приехал христианский хор. В зал я проходить не стал. Просто стоял и краем уха слушал. Когда я хотел выйти, возле входа один верующий стал говорить мне о Боге. Он дал мне евангелие от Иоанна и пригласил в церковь. Я сказал ему: "Как можно верить в Бога? Нет никакого Бога!" На этом наш разговор закончился. Пробовал читать Евангелие, но понять ничего не смог…

У меня был друг, музыкант, Саша. У него тоже было Евангелие. Он как-то тянулся к нему, но мало что понимал. Я спорил с ним: "Где вообще Бог-то?" Он говорил, что на небесах. Я возражал: "Если бы Он был на небесах, то по закону земного притяжения, Он должен был упасть".

С 3-го курса меня выгнали из училища за пьянство. В общежитии я не жил и болтался то у одних, то у других по городу. Саша предложил мне дома у него выпить и переночевать. Как раз его жена должна была идти в ночное дежурство. Она ещё не ушла и, поэтому, друг предложил мне сходить в кино. В это время (был конец 90-го года) в кинотеатре "Удокан" проводился бесплатный показ х/ф "Иисус". Ну, мы и зашли посмотреть… Саша подвёл меня к столикам, где продавались Евангелия и предложил мне взять почитать. Я отказался, но Саша мне всё равно купил и подарил. Затем мы посмотрели фильм, а после уехали к нему домой пить…

Я снова стал читать Евангелие. Читал Евангелие от Луки и вспоминал фильм. Чтение меня сильно заинтересовало. Представлял себе все картины… Когда Иисуса взяли и повели на крест я сильно возмущался несправедливости. Я читал каждое Евангелие по порядку и каждый раз снова и снова переживал за Иисуса. Когда я дошёл до Евангелия от Иоанна, мне показалось, что (именно в этом Евангелии) Иисуса не должны распять. Снова сильно переживал за Него…

Читал я в основном в нетрезвом состоянии. Проснусь, почитаю, поплачу… В общежитие постоянно приходили гости и конечно приносили спиртное. Уже тогда я стал им говорить о том, что Бог есть. Атеистические взгляды тогда у меня уже закончились.

О грехе я ещё и понятия не имел, только знал, что Бог есть. Всем казалось, что у меня едет крыша. Ко мне приходил мой сослуживец и мы с ним вместе пили. Я читал ему Евангелие и говорил: "Смотри, какие истины!"

Затем я устроился на работу в ресторан "Дружба", музыкантом. Пред каждой игрой, "естественно", выпивали. Там я и познакомился со своей будущей женой, Леной. Лена работала там буфетчицей, а я у неё постоянно выпрашивал в долг вино. Так получилось, что через три месяца мы поженились. Затем родился сын…

Удовлетворения от семейной жизни не было. В декабре 1993 года я настолько загулял, что меня не было дома неделю. Пьяного меня посадили в троллейбус друзья, чтобы я уехал домой. Я уснул… Очнулся в 6 часов утра в проходной троллейбусного депо на полу. У меня не было тулупа, шапки, обуви, а только военная форма. Было очень холодно. Стал приходить в себя. Какой-то человек спросил: "Ну что, проснулся?" Оказалось, что меня нашли работники депо раздетым в кустах. Вдруг, я сильно испугался за свою жизнь…

Принял решение закодироваться. В январе 1994 года, в клубе ТРЗ меня закодировали. В начале все мои близкие были очень рады. Особенно моя мама. Но затем меня стали мучить кошмарные сны… На кодировке мне объяснили, что если я снова выпью, то могу умереть. Сон начинался с того, что я выпил и жду прихода смерти. И это приближение смерти во сне было реальным. Просыпался весь мокрый. Всё это продолжалось на протяжении полугода. От нервного напряжения я весь зуделся… Жил в страхе… Радости не было. Внешне бросил пить, а внутри никакого удовлетворения.

Л етом 1994 года, в июне я увидел афиши: "Проповедник Дэвид Хасавей. Фестиваль Иисуса". Я решил сходить. У моей жены была дочь от её первого брака. В тот день, 30-го июля, у дочери было день рождение, и я долго не мог решить, куда мне пойти. И там и там начало было в 6 часов вечера. Я принял решение пойти на "Фестиваль Иисуса"… Из проповеди я ничего не понял. Но когда проповедник призвал покаяться, я вышел и покаялся… Исполнился такой огромная радости и мира!!! С этим состоянием я пришёл домой. Всё рассказал жене, и она очень удивилась. С этого дня я начал посещать церковь "Спасение в Иисусе". Посещал месяца три. Жена сильно противилась и я решил пойти ей на уступки, решил сам дома изучать Библию и никуда не ходить… Спустя несколько месяцев я вообще перестал читать Библию… Занялся восточными единоборствами. Стал набивать руки, крутить нун-чаки. Цель была благородная - защитить своих близких.

Как-то мы поехали в рабочую поездку в Якутск. В поездке вспоминал те ощущения, которые были у меня после покаяния. Хотелось их вернуть. Начинал читать Евангелие, но почему-то радости не было. Всё было пусто…

В поезде, по дороге домой из Иркутска к нам подошёл один молодой человек и стал проповедовать о Боге. Я сказал, что тоже "вроде бы как верующий, только мне за Богом идти трудно". Тот парень, его звали Слава, сказал: "Да нет, легко!" Слава пригласил меня к себе в купе пообщаться. Говорили с ним около 8 часов о Боге и он помолился за меня… Уже потом, когда мы приехали домой, я заметил, что совсем не ругаюсь матом. Это было очень удивительно, ведь я был страшный матершинник, а теперь даже в мыслях(!) матерных слов нет. Даже жена это заметила и была сильно удивлена. У меня была хроническая ангина, но спустя два месяца я заметил, что даже ни разу не заболел за это время! С того момента я окончательно решил ходить в церковь.

В то время моя жена, Лена, ещё не была верующей и сильно противилась вере в Бога. Дочка, Тоня сильно болела. Врачи поставили диагноз - гломерулонефрит. Практически неизлечимое заболевание. Куда мы только не обращались за помощью. И к экстрасенсам ездили и в Дацан. Ничего не помогало. Её лечащий врач, нефролог, сказала, что она ничем не может нам помочь, что заболевание неизлечимое и что вряд ли она когда-нибудь будет рожать. Я проповедовал жене и говорил, что Господь исцеляет людей. В это время, в 1997 году, в Читу снова приехал проповедник Дэвид Хасавей. Я пригласил жену и дочь на проповедь, которая проходила в кинотеатре "Удокан". Там они и покаялись. Дэйвид помолился за дочь…

Анализы пошли на улучшение и теперь по сей день дочь здорова. Слава Богу! С того времени мы всей семьёй в церкви.

Андрей Страмилов

comments powered by Disqus
Наше положение на карте
Подписывайся на наши страницы в соцсетях!