Я сыграю вам «Маленький цветок»

Я прошел весь курс реабилитации. Потом еще 1 год служил в этом центре. Сегодня я служитель прославления. Я музыкант, и пришла уверенность в том, что Бог хочет меня использовать в этом служении. С 11 лет я играю на гитаре. Пришло четкое понимание - что значит быть служителем прославления в Церкви. Я понимаю, что Господь мне доверил это служение. Я стараюсь это делать со всей ответственностью. С работой мне Бог тоже очень сильно помогает. Сегодня я работаю торговым представителем. Бог ведет меня по жизни. Во всех сферах мне помогает: в служении, в работе, в отношениях с людьми. Я четко понимаю, Кому я должен! Может быть, это не совсем правильное выражение, но в моем понимании – я должен Богу за то, что Он вытащил меня из кабалы. Мама моя, наверное, до сих пор в шоке от того, что я так изменился. Она просто боится на меня дышать. У меня есть откровение: в Библии есть место, когда в Нагорной проповеди Иисус сказал:

Этот рассказ я услышала от своего друга, христианина Владимира Саенко. Музыкант – самоучка, он долго не решался показать свою игру профессиональным музыкантам. Однажды, на одной из репетиций камерного хора, он достал из футляра кларнет и заиграл танго Сиднея Бише «Маленький цветок». То, что он не профессиональный музыкант было видно по его грубым рабочим рукам. К тому же, очевидно, мизинец левой кисти в мелких шрамах, был когда-то травмирован. После репетиции Володя охотно рассказал мне о своем увлечении. Слушая его, я думала о том, что Бог каждого человека наделяет различными талантами и однажды эти таланты проявляются в нем, не зависимо от его возраста.

Владимир Саенко: «Кларнет я нашел на городской помойке, случайно. Мне уже было далеко за пятьдесят, но мысль научиться играть на кларнете во что бы то ни стало, не покидала меня. Купив дорогой мундштук, помолившись, я стал пытаться извлекать хоть какие-то звуки. Удалось мне это далеко не сразу. Чтобы не раздражать своей «игрой» домашних, уходил в баню и там «мучил» инструмент. К своему великому удивлению, заметил, что-то начало получаться. Однажды набравшись смелости, пришел к знакомому музыканту и попросил немного позаниматься со мной. Тот охотно согласился. Получив у него несколько ценных для себя уроков, я выбрал легкое, на мой взгляд, произведение и начал его разучивать. Но однажды случилось то, что могло раз и навсегда поставить крест на моем увлечении. Во время работы на грузовике с крановой установкой, груз, весом в две тонны сорвавшись со строп, упал на опору, придавив кисть левой руки. Превозмогая боль, я снял «верхонку» и увидел то, от чего мне стало дурно: левый мизинец и часть ладони был почти отделены от кисти и представляли собой окровавленное месиво.

Я, просто смотрю в свою жизнь и вижу, что если кошмар, который был в моей жизни, взять и умножить на семь, то лучше вообще не жить! Если мне уйти от Бога, выйти из церкви, я понимаю куда я вернусь… А жизнь, которой я живу сегодня, мне очень нравится. У меня есть ответы на все вопросы. Мне их дает Бог.





Иван Ковязин.

«Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит, тогда говорит: возвращусь в дом мой, откуда я вышел. И, придя, находит [его] незанятым, выметенным и убранным; тогда идет и берет с собою семь других духов, злейших себя, и, войдя, живут там; и бывает для человека того последнее хуже первого» (Матф.12:43-45)

На мизинце, как спички торчали оголенные фаланги. В скорой помощи, куда меня привезли, я задал вопрос хирургу:

- Доктор! Скажите, а ноготь у меня целый?

Я услышал шокирующий ответ:

- Ему палец отрезают, а он о ногте спрашивает.

Я стал горячо уговаривать хирурга, чтобы он не отрезал мизинец, что мне никак нельзя без него обойтись.

- Ну, на худой конец, с ноги возьмите и пришейте.

- А где это ты такое видел?

- По телевизору, в Москве, наверное.

- Ну, так езжай туда, - безжалостно ответил хирург.

- Пока я еду, остальные отвалятся.

- Правильно. Поэтому выбора нет и надо срочно ампутировать.

Но я не сдавался и продолжал уговаривать:

- Я христианин, молиться за вас буду. Я сыграю вам «Маленький цветок» на кларнете.

Хирург, повернувшись к медсестре, спросил:

- Ну что, попробуем? И они начали операцию по спасению моего мизинца.

Через некоторое время, врач произнес неутешительное:

Верхнюю фалангу все-таки придется сто процентов, ампутировать.

- Так вы же обещали! - взмолился я.

- Ты сюда посмотри! С раздражением сказал хирург. Я повернул голову, и мне снова стало нехорошо. Оголенная фаланга торчала как спичка.

- Мне просто нечем обтянуть её, добавил хирург.

- Все равно, отрезать не дам!- заявил я твердо.

- Да забинтуй ты ему и пусть идет!- с нескрываемым раздражением сказал хирург медсестре. Все равно скоро прибежит, если не боится потерять кисть.

Но на следующий день я не в травмпункт побежал, а в дом молитвы. Держа перед собой забинтованную руку, как младенца, я рассказал о случившемся пастору Сергею Ястржебмскому. Пастор и все верующие, кто был на тот момент в зале, стали молиться. Все последующие дни я ходил на перевязки и продолжал молиться, уповая на Господа, чтобы Он сохранил мою руку в целости. Настал день, когда должны были снять швы. К великому удивлению медиков верхняя фаланга мизинца обросла кожей, и появился маленький розовый ноготок. Позже, внимательно рассматривая свою руку, я заметил, что там, где врачи зашивали, осталось множество шрамов, а верхняя фаланга мизинца (работа Господа) была новенькая, без единого шрама. Через три месяца после случившегося, я выполнил свое обещание и сыграл медикам травпункта на кларнете танго «Маленький цветок». После своего дебюта я догнал в коридоре врача, который делал мне операцию. Поблагодарив его еще раз, я спросил:

- Доктор, тогда вы были уверены на сто процентов, что без ампутации нельзя было обойтись?

- А я и сейчас в этом уверен,- вдруг неожиданно заявил хирург».

Татьяна Попова.

comments powered by Disqus
Наше положение на карте
Подписывайся на наши страницы в соцсетях!