ВСЕ РАЗДЕЛЫ САЙТА ЗДЕСЬ


Божья любовь

Бог свою любовь к людям выразил не только словами. Он исцелял больных, воскрешал умерших, приносил утешение страждущим, давал надежду безнадёжным. Иисус не искал счастья для себя, не строил для себя домов, не думал о личной выгоде. Всё что Он делал – это служил людям и учил их, как быть в правильном положении перед Творцом Вселенной. Жизнь и смерть Иисуса Христа – это лучший пример настоящей любви. Вот и в нашей жизни Господь показал свое могущество и любовь – Он исцелил нашего младшего сына.

Наш сын Максимка появился в семье, где его все ждали и тщательно готовились к встрече с ним. Роды прошли легко, но в связи с тем, что Максим родился крупным, не обошлось без осложнений  для его здоровья – врачи обнаружили кровоизлияние в III желудочке мозга, но так как оно было небольшим и опасности для его здоровья не было, через неделю нас выписали домой. Вскоре это кровоизлияние рассосалось и мы успокоились. Наш малыш рос, развивался и вполне соответствовал возрасту, даже несколько опережал своих сверстников. Причин для беспокойства мы не видели. Были, конечно, и бессонные ночи, но чаще списывали это на колики в животе, прорезывание зубов (кто не проходил этот этап?) и ждали, что с возрастом это пройдет.

Но однажды, когда Максиму уже было 8 месяцев, после очередного посещения детской поликлиники, врачи обратили наше внимание на то, что не все хорошо идет в развитии нашего сына – его череп имеет узкую удлинённую форму, головка как бы сдавлена с обеих сторон. Проведя необходимое обследование и консультацию специалистов, не осталось никаких сомнений в том, что у нашего ребенка врожденный порок развития черепа – скафоцефалия. По мере роста ребенка этот порок может прогрессировать, и видимые отклонения могут стать еще более очевидными. Кроме косметических дефектов, может произойти потеря зрения,  повышение внутричерепного давления и головные боли.   

Не надо говорить, о том, какой шок и отчаяние нам пришлось пережить. До последнего мы надеялись, что это ошибка и что очередное обследование опровергнет этот диагноз, но с каждым разом становилось только тяжелее. Мы, собирая необходимую информацию об этом заболевании, пытались узнать о возможных способах лечения, отдаленных прогнозах и обо всем, что могло нам помочь. Тогда мы пережили неимоверную боль и страдания, от того, что бессильны и ничем не можем помочь своему малышу. Видя, как во сне он резко вскрикивает и стоя на четвереньках, уткнувшись головой в подушку, плачет от того, что болит голова, в мое сердце как будто вонзали острый нож. Ведь он не понимал, что с ним происходит и не мог рассказать о том, что его беспокоит. Мы осознавали, что чем старше Максим становится, тем более выраженными будут изменения и со стороны черепа и со стороны мозга. Днями и ночами мы взывали к Господу, умоляли Его помочь нам! Самое интересное, что в этот момент не возникало мысли в чем-то обвинить Бога, не было вопросов: «Почему, Господь, Ты так поступаешь с этим невинным ребенком?», Я осознавала и каялась в своих грехах, понимала, что только моя жизнь без Бога привела к таким последствиям.

На богослужениях в церкви, порой не оставалось даже слов для молитвы, невозможно было сдерживать слезы, хотелось  кричать от бессилия и боли, которая переполняла мое сердце. Я просто вопияла в своей молитве к Нему, умоляла показать выход из этого и уповала на Божью милость. Через какое-то время начало приходить спокойствие и уверенность в том, что мы получим решение нашей проблемы. Вместе с нами очень переживала и молилась мама мужа и однажды, она написала нам, что в молитве Господь сказал ей, что Он уже открыл перед нами все двери в этом вопросе.

И мы действительно стали видеть, что каким-то чудесным образом все складывается хорошо. 

Прогноз оказался благоприятным – требуется всего одна операция, хотя и травматичная - во время операции происходит большая кровопотеря, что для такого маленького ребенка тоже очень опасно. Так, как скафоцефалия – это нечастый порок развития, подобные операции в нашем городе большая редкость. Узнав, что очень много таких операций проводят в Москве, в НИИ нейрохирургии им. Бурденко, мы молились о том, чтобы Господь помог нам оперироваться именно там. Операция дорогостоящая, примерно 500 тыс. рублей. Помимо этого сама госпитализация в стационар стоит более 200 тыс. рублей, если не получим квоту. Необходимы также деньги на перелет и проживание в Москве – еще около 100 тыс. рублей. У нас не было таких денег, и надежда на то, чтобы собрать такую сумму быстро была очень призрачна. Имея столько нужд, осознавая свое полное бессилие, мы могли только уповать на Господа. И Он стал отвечать на наши молитвы.

Мы написали письмо в НИИ им. Бурденко, тому хирургу, к которому хотели попасть на операцию. Описали всю картину, предоставили фотографии Максима и он ответил, что ребенок действительно нуждается в оперативном лечении, которое необходимо провести в максимально короткие сроки (до 1 года). Также он написал, что согласен прооперировать нас и прислал  список необходимых обследований и документов, к сбору которых мы сразу приступили. Читинские нейрохирурги уверяли, что мы не получим квоты на лечение в Бурденко, так как они могут провести его самостоятельно, но зная редкость таких случаев, мы стояли в своих молитвах за оперирование в Москве.

Собрав весь пакет документов, я отправилась напрямую в Министерство Здравоохранения, не переставая просить Господа о Его водительстве и повторяя, что «все двери для нас уже открыты». Я даже не знала куда идти, как объяснять, просить и что мне ответят, я просто стояла в коридоре и молилась. И тут я увидела одну женщину, которая работала в этом Министерстве. По роду своей деятельности я однажды с ней встречалась на одной их конференций. Наше знакомство было мимолетным. Она тоже меня узнала и спросила, что я тут делаю. Буквально в нескольких словах я описала ей ситуацию и к моему огромному удивлению она поддержала меня и сказала идти за ней. Я была в шоке, от того, что человек, который практически видит меня второй раз в жизни,  откликнулся на мою беду! Она подвела меня к одному кабинету, попросила подождать, зашла на несколько минут и позвала меня, сказав находящимся там сотрудникам: «Этой девушке все сделайте!». Для меня в тот момент все было как в тумане, я не понимала, что происходит и как такое возможно! Я отдала свой пакет бумаг, ответила на несколько вопросов для заполнения каких-то документов, дала свой номер телефона и мне сказали, что свяжутся со мной, как будет что-то известно. На следующий день, рано утром, мне позвонили из этого отдела и сказали, что нам дали квоту, и что операция назначена через 1,5 месяца.

Мы с мужем не верили в происходящее – такого не бывает в жизни простого человека, люди порой по несколько месяцев ждут квоты на лечение в медучреждениях такого масштаба, а нам за один вечер все оформили и одобрили! Это было поистине чудо от Господа!   

Но впереди нас еще ждали трудности. Оказалось, что за эти 1,5 месяца нам нужно где-то найти еще около 500 тысяч рублей. Мы написали в НИИ Бурденко и нам дали адрес благотворительного фонда, с которым сотрудничает этот центр. Зайдя на их сайт в интернете, я увидела фотографии ребятишек, имеющих различные серьезные заболевания. Им собирали средства – кому-то 150, кому-то 200 тысяч рублей, я представила, сколько же нам предстоит ждать. Мы написали письмо в этот фонд и нам ответили, что необходимо сделать для получения финансовой поддержки и заверили, что для таких деток, кому необходима помощь в сжатые сроки, у них есть резервные средства. Они сказали, чтобы  мы не волновались и спокойно ехали к назначенному сроку на операцию.

Вся наша семья тогда была в неописуемом восторге! Господь все усмотрел! Нам не надо было ни у кого занимать, не надо было брать никакие кредиты, все разрешалось очень быстро и как будто все двери широко распахивались перед нами! Это мог сделать только Всемогущий Бог!

К указанной дате мы приехали в НИИ Бурденко, прошли регистрацию в приемном отделении и меня с Максимом отправили в одно из детских нейрохирургических отделений, где работал оперирующий хирург, с которым мы вели переписку. Но когда мы подошли к заведующей отделения, она с удивлением отметила, что в документах стоит неправильная дата, что нас нет в списках на госпитализацию и что мы должны были приехать на неделю позже. У меня был шок! Я спросила ее: «Что же нам теперь возвращаться назад в Читу?» – жить в Москве неделю в гостинице равносильно стоимости билетов. Кроме того все анализы нам пришлось бы проходить заново, так как у большинства из них короткий срок действия! Но она уверяла меня, что у врачей нет возможности взять нас на операцию, так как график у них очень плотный, в операционных работают по несколько бригад, начиная с 8 утра и заканчивая 22-23 часами. Я снова начала молиться, хотя я и не переставала просить Господа вмешаться в эту ситуацию и ждала, что решат врачи. Заведующая вызвала «нашего» доктора, объяснила ему ситуацию, и они стали бурно обсуждать, что же с нами делать. Потом все-таки пришли к выводу, что примут нас и «втиснут» где-нибудь между сменами.

Утром 5 марта Максимку взяли на операцию, было очень больно смотреть, как после  укола он уснул и его, такого маленького, положили на взрослую каталку, накрыли простыней и повезли.

Операция длилась почти 4 часа и все это время я не переставала просить Бога быть рядом с Максимкой, направлять руки хирургов и не позволить произойти чему-то плохому.  Одновременно со мной, дома, молилась вся наша семья и мой муж, который все это время сидел в фойе отделения. Страха почти не было, я даже ловила себя на мысли, что может, я неправильно себя веду – другие мамочки без конца выскакивали в коридор, при звуке каталок, плакали, а у меня было какое-то спокойствие, уверенность в хорошем исходе. Вскоре доктор пришел ко мне в палату и сказал, что операция прошла хорошо и через пару часов Максима привезли. Мы все радовались и благодарили Господа! Нам есть, у Кого просить помощи, и Он никогда не откажет и не оставит!

Максимка очень быстро восстанавливался, даже врач, во время утренних обходов отмечал, что мы самые спокойные и мирные пациенты, в отличие от других малышей, которые перенесли такие же тяжелые операции, и через неделю нас выписали домой. После такого серьезного вмешательства нам необходимо было строго соблюдать рекомендации врачей – Максиму нельзя было падать и ударяться головой, что очень непросто для 11-месячного ребенка, который уже начал ходить, но Господь действительно хранил его на всех путях и во всякое время.

Спустя 6 месяцев, следуя указаниям врача, мы поехали в Бурденко на контрольный осмотр. Чудесным образом, пройдя всех специалистов и не стоя ни в какой очереди, мы попали на прием к нашему хирургу. В тот момент у нас были страхи, переживания: вдруг врач скажет, что не все так хорошо, как хотелось бы, а больше всего боялись, что придется оперироваться еще раз. Но когда доктор посмотрел все наши снимки и осмотрел Максима, он произнес единственное: «Отличный результат!». Потом он сказал, что даже не ожидал такого замечательного результата, и что в следующий раз нам надо будет приехать на осмотр только через 2 года и это будет наш последний приезд к ним.

Писание говорит: «Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас» (1 Петра 5:7). Господь никогда не оставляет Своих детей. Для нашей семьи это было огромным доказательством Божьей любви.

                                                                                                                                                    Евгения Гаврилова.

 

comments powered by Disqus
Все права на материалы, находящиеся на сайте,
охраняются в соответствии с законодательством РФ.
© 2013 г.
Местная религиозная организация
Христианская Церковь "Спасение в Иисусе"
Российской Церкви Христиан Веры Евангельской в Забайкалье

670000, г.Чита, Заб. Край. ул. Подгорбунского, 60

Тел. +7 (3022) 262-654 e-mail: g12chita@yandex.ru